История 1

. Уже 5 лет.

В обычный день я бы не что, я никогда не брал с собой цветы, а лишь что-то интересное, что понравилось бы ему, вызвало улыбку. Ведь… Он много значил для меня.

Антон на самом деле значил для меня всё. Я никогда не знал, что такое забота и родители, как это — когда тебя любят. Но в один день на прогулке я познакомился с ним, мы тогда просто играли Каждый день, когда я гулял, то ждал Антона, иногда он приходил, а иногда не мог — тогда Антон долго извинялся, но я не держал на него зла.

Мы со временем стали очень хорошими друзьями. Я рассказывал ему разные истории из детдома ии о том, какая у них школа.

всегда терпел и никогда не переставал искать шанс сбежать.

Как-то раз Антон вдруг сказал мне, что его мама хочет видеть меня, потому что она уже много раз слышала обо мне. Тогда я был в шоке и очень стеснялся, помню как он еле меня уговорил… Но оказалось, я зря так упирался. Когда мы зашли в его подъезд, боязнь сохранялась, тем более, я знал, что там, в детдоме меня снова побьют ремнём и запрут без еды в подсобке. Звонок в дверь пробудил меня, я замер. За дверью послышались чьи-то быстрые шаги, и моё сердце билось в такт с ними. Я ждал, когда дверь откроется,, а Антон был очень спокоен и хотел быстрее показать меня.

Но когда она открылась, я увидел высокую женщину с приятной улыбкойыла беспокойна за мои вещи, но я отказывался брать, из-за того, что меня назовут воришкой в детдоме.

Оказалось, что у Антона не было отца — он служил в милиции, погиб на службе, когда сыну было всего лишь 2 года. Мама, Наталья Викторовна, работает учителем литературы в школе неподалёку, поэтому у них большая библиотека дома. Она рассказывала нам о литературе, живописи, музыке, а я увлечённо впитывал в себя это. Поэтому мне не хотелось уходить от них в тот день, но надо было, иначе проблемы были бы не только у меня.

В нашем доме меня ждало суровое наказание. Хотя порка и отчуждение были мне не новы, мне было больно от другого — теперь я был под домашним арестом на месяц. А это означало, что Антона я увижу только через 31 день.

С этого момента жизнь стала течь очень быстро и интересно: меня устроили в школу, где учился Антон, мы посещали разные культурные места, парки, аттракционы, зимой катались на санках, меня учили бегатьеньем. В другое время мама, которую я теперь учился так называть, проверяла тетради учеников и готовилась к своим урокам. Тогда, если мы с Антоном кончили с домашним заданием, то шли вдвоём гулять, либо выдумывали разные истории и играли. Иногда мы с Антоном ходили в детдом, чтоб отдать какие-то игрушки и пообщаться с теми, кто ещё остался, узнать, кого забрали.

Так продолжалось, наверно, лет шесть. Тогда я уже хорошо знал город, был во многих местах и несколько раз ходил в театр. Мы с Антоном всегда были вместе, он на год старше меня, поэтому всё время чему-то учил. Вся наша семья была счастлива, но время неминуемо шло.

К девятому классу мама уже изрядно постарела, хотя была ещё очень молода: появились морщины, некогда очень активная, она стала медленнее. Очень уставала, но всё равно улыбалась каждый раз, списывала всё на стресс, школьные будни. Мы с Антоном много занимались, пропадали целыми днями в школе и на секциях. Брат собирался стать историком, я предпочитал физику и готовился на физика-ядерщика. Дел было всегда очень много.

Когда Антон уже заканчивал одиннадцатый класс, пришло неожиданное известие. У матери была опухоль головного мозга. У неё был лишь год, и каждый день мог быть последним. Эта новость сильно нас подкосила, особенно Антона. Ему было очень тяжело сдать экзамены, но он сделал это ради мамы. Мы все старались улыбаться, но каждый понимал, что когда-то это закончится.

Позже вся семья свыклась с этой мыслью, Антон поступил в университет, а я продолжал учиться. Мы старались проводить больше времени с матерью, иногда ради этого приходилось прогуливать уроки, пропускать с Антоном делали всё возможное. Нам не важна была плата. Но это закончилось неожиданно, через полгода.

Слёз не было, эмоций тоже. Все слёзы давно выплаканы, а нашу мать, её выпускников, коллег и друзей. Многие плакали, говорили что-то, несколько человек помогли с финансами, но нам с Антоном казалось, что теперь мы остались одни против этого большого мира.

После смерти мамы мне стало интересно, кто же мои биологические родители? Я искал везде, где мог, Антон помогал по возможности, однако, ято оставили у входа в детдом. Спустя три года я полностью оставил эту затею, она мне казалась бессмысленной.

За эти три года многое изменилось: Антон заканчивал университет и собирался учиться дальше, у нас обоих были девушки, с которыми мы часто вместе проводили время, и оба подрабатывали репетиторами. Наши друзья часто шутили по поводу этого, говорили: «Вы настолько похожи, что абсолютно разные.»

Смерть мамы уже давно сгладилась, и мы с Антоном с огромной благодарностью каждый год посещали её могилу, приводили в порядок. Жизнь поэтому шла своим чередом. Но как я узнал чуть позже — ничто не вечно. Особенно, людские жизни.

Во время пары мне позвонил брат, я очень удивился, поэтому отпросился, сославшись на боли. В коридоре я сразу же взял трубку и услышал незнакомый голос. Казалось, сердце моё провалилось сквозь пол, когда он представился фельдшером. Дальше я его не слышал, лишь спросил, что случилось. Он сказал что-то про аварию и автобус, попутно назвав адрес.

В тот день у меня как будто вырезали кусок сердца. Я потерял всё, что у меня до этого было, огромный отрезок жизни, который для меня много значил, просто исчез. Апатия смешивалась с желанием обернуть время вспятПозже я еле нашёл силы, чтоб сходить в ритуальное агентство, заказать гроб и остальные атрибуты.

Через некоторое время я немного восстановился, стал снова ходить в университет и работать. Помогал его девушке, мы с ней организовали фонд помощи для людей, больных раком, а также оказываем психологическую помощь. Ежегодно я рассказываю на его могиле о наших достижениях, говорю Антону, что он помог уже сотням людей. Он был бы очень рад этому.

— Спасибо, спасибо тебе за всё.

***

, тогда память о вас будет жива вечно.


Leave a Comment